Почему в россии можно воровать

Цифры: Почему в России так много воруют?

Почему в россии можно воровать

И есть ли шанс это прекратить

В потоке «Бесит» The Village обсуждает проблемы, которые волнуют и раздражают большинство людей, а также предлагает варианты решений. В совместном материале с компанией «Аксиома», которая помогает магазинам обходиться без краж, размышляем, почему в России так легко украсть и как обезопасить свой бизнес от воровства сотрудников и клиентов.

573,5 миллиардов

Статистику по хищениям в ритейле собрать сложно — магазины не обращаются в полицию по каждой мелкой краже, которые и составляют основу потерь. Чтобы обезопасить себя, компании закладывают в цену каждого товара наценку на потери. По неофициальным данным, она составляет минимум 3 %. Так покупателям приходится доплачивать за пробелы в охране магазина.

Неудивительно — персонал знает бреши в безопасности компании: в каких местах нет камер, с кем можно договориться «по дружбе» и что «плохо лежит».

Воруют все: по статистике, 20 % внутренних краж приходится на бухгалтерию, 22 % — на отдел закупок, а 24 % — на персонал магазинов.

Эксперты советуют проверять всех сотрудников при найме, отслеживать рабочие почты, а также ввести систему мотивации для внутреннего контроля сотрудников.  

80 %

(это самый высокий показатель по миру)

Каждый 11

По мнению психологов, люди воруют просто потому, что имеют такую возможность. Этому способствует российский менталитет: у нас не принято смотреть в глаза, здороваться с незнакомыми, улыбаться. Благодаря этому в больших магазинах люди чувствуют себя невидимыми.

 Эксперты подчеркивают, что весь персонал торговой точки должен демонстрировать покупателям, что он мягко, но внимательно наблюдает за ними.

Также необходимо регулярно проводить с сотрудниками семинары о психологических техниках шоплифтеров — именно такие люди воруют «ради фана».

Если говорить о шоплифтерах, чаще это люди в поисках острых ощущений — подростки, домохозяйки, пенсионеры. А вот сотрудники воруют с мыслями, что это компенсация за неблагодарный труд или премия к их маленькой зарплате.

Эксперты советуют закрепить в корпоративной культуре тезис о том, что внутреннее воровство — такое же преступление.

Как минимум, четкая и понятная информация о штрафах и сроках лишения свободы должна находиться на видном месте в договорах с сотрудниками и озвучиваться при найме.

Только 3 %

(остальные — ради азарта или из бедности)

500 000 рублей

(Миллион рублей — за организованную группой людей)

В российском законодательстве закреплено множество наказаний за хищение в зависимости от суммы украденного, количества сообщников и сложности схемы.

Минимальное — административная ответственность за одиночную кражу до тысячи рублей: штраф от 1 тысячи рублей до пятикратной стоимости украденного, в худшем случае арест до 15 суток.

Укравшие деньги или товар от тысячи рублей в одиночку несут уже уголовную ответственность в виде штрафа до 80 тысяч рублей, ограничения свободы до двух лет либо исправительных работ. Отметка в базах в таком случае хранится всю жизнь преступника.

Максимально строгое наказание в России получают те, кто украл деньги или товары на крупную сумму — со взломом или выводом средств с банковского счета. Отягчающим обстоятельством здесь служит преступление в организованной группе.

6 лет

(10 лет — за такую же с сообщниками)

73 000

Выяснилось, что число осужденных за кражу уверенно сокращается. К примеру, в начале двухтысячных оно было почти втрое выше (226 тысячи человек в 2002 году), вдвое превышая число осужденных за убийство (104 тысячи).

Можно связать это с развитием технологий, помогающих предотвратить кражи. Например, раньше опытные воры использовали сумки с подкладкой из фольги, чтобы обмануть датчики.

Охранное оборудование нового поколения исключает такую возможность.

За это время противокражная техника стала более умной и незаметной. Охранные ворота изящно вписываются в интерьер или используются для размещения информации, камеры дают лучший обзор и более высокое качество, а датчики незаметно встроены в упаковку товара, пока вор отрывает привычный штрих-код.

10 лет

25 тысяч рублей*

В эту сумму войдет пара ворот на входе, их установка, 200 датчиков для одежды и деактиватор для их снятия при покупке. Такой набор подойдет для небольшого шоурума. Когда ваш бизнес вырастет, «Аксиома» предложит, что добавить для максимальной защиты.

Офисы и склады компании находятся в Екатеринбурге, Москве и Краснодаре, чтобы эффективно работать с клиентами по всей России. «Аксиома» не только поставляет оборудование, но и монтирует, настраивает и тестирует его. Проект противокражной системы составляется бесплатно.

5 000

*Цена действительна на момент публикации проекта

материал подготовлен при поддержке

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/besit/352325-zhulik-ne-vorui

Как воровство программирует вашу бедность — Личный опыт на vc.ru

Почему в россии можно воровать

К сожалению, мы выросли в культуре, где воровать не считалось зазорным. А платящие за книги, программы или фильмы иностранцы воспринимались глупыми чудаками. Только последствия вы сами видите: честные жители США зарабатывают в десятки раз больше, чем провинциальные воры на постсоветском пространстве. И это закономерно.

Укравший РАСПЛАЧИВАЕТСЯ в сто раз (!!!) дороже, чем, если бы он купил за деньги. Теряет удачу, здоровье, семейное счастье, незаработанную прибыль. Так и продолжает жить в мире нехватки ресурсов и агрессии.

Чтобы перестать воровать, важно осознать, чем невыгодно воровство самому любителю легкой наживы. Так уж устроено человеческое подсознание, что акт кражи воспринимается, как признание в собственной неспособности ту же вещь купить. Мозг вора сам себе транслирует: я нищий, я не могу взять и купить эту книгу за 200 рублей. Поэтому я её украду – и никто ничего не заметит!

На воре шапка горит, и шуба соболья тлеет…

После совершенного воровства подключаются два параллельных механизма, энергетический и психологический. Во-первых, не оплаченное, а украденное не ценится и оказывается абсолютно бесполезным.

Во-вторых, подсознание все же настроено на этичное поведение, поэтому совершенный поступок не будет воспринят позитивно, и мозг поставит знак равенства между принятым решением и ярлыком плохого человека.

Я ворую, следовательно, я плохая личность, я нищий, неспособный заработать и купить, я поступаю некрасиво по отношению к тем, кого обкрадываю.

Вор испытывает подсознательное чувство вины, и это чувство как язва разъедает человека изнутри и причиняет каждодневные страдания. Также включается механизм аутоагрессии, наказания себя за плохое поведение.

Человек, принимающий решения в пользу воровства, получает внезапные травмы на пустом месте или глупо теряет деньги. Отсюда, к слову, поговорка про деньги, которые легко пришли – легко ушли.

Когда финансы получены нечестным путем, мозг стремится, как можно быстрее от них избавиться.

Некоторые люди по-глупому удивляются: зачем платить за курсы или книги, если они есть в бесплатном доступе? Это инфантильная, эгоцентричная, неосознанная позиция, которая в итоге приводит таких людей к серьезным проблемам в жизни.

Авторы любой программы, книги, курса, фильма в производство своего продукта вложили усилия, время и деньги, и они справедливо ожидают, что если кому-то их творчество было полезно, читатели (пользователи, зрители) оплатят вознаграждение, выразят благодарность за полученное удовольствие или пользу.

Однако, непорядочные молодые люди из провинциальной России или Украины, настолько тупые и неспособные честно заработать, что предпочитают воровать всё, что можно стащить, пользуясь дырами в законе, зарабатывают тем, что торгуют ворованным или продают рекламу на своих сайтах с ворованным.

Когда вы скачиваете бесплатно чужие платные продукты, вы помогаете ворам. И обделяете того, человека, который принес вам пользу, по факту становясь тварью неблагодарной. Ваше подсознание прекрасно понимает неэтичность ваших действий, несмотря на то, что вы сознательно пытаетесь сделать вид, что ничего не происходит.

И как человек, который платит ворам и помогает им в их бизнесе, вы оказываетесь на том же уровне, что и эти люди, которые живут в парадигме тупости, нищеты, нехватки ресурсов и ума.

Вы присоединяетесь к ним и оказываетесь среди маргинального населения, лишаете себя возможности оказаться среди людей благодарных, способных к обмену с превышением, живущих в мире изобилия и достатка.

Рекомендую вам задуматься, действительно ли вы хотите провести всю жизнь среди маргиналов? Если нет, то нужно учиться быть благодарным. Например, если вы скачали книгу, не поленитесь, найти кошелек автора, и перечислите деньги, которые считаете нужным заплатить за полученные знания или удовольствие. Так поступают все нормальные люди.

И только эгоцентрики считают, что они никому ничего не должны, и вообще, им как раз мало дали, надо бы ещё добавить, это автор книги им заплатить должен за то, что они соизволили прочитать его книгу. Такой способ мышления ведет к потерям в жизни, и это не какие-то эзотерические законы кармы, а вполне объяснимая закономерность.

Если вы инфантильный, эгоцентрический маргинал, то нормальные, порядочные, этичные люди будут от вас шарахаться – вы для них слишком тупы и вообще «воняете».

А вот такие же воры и эгоцентрики как раз чувствуют «своих» и с удовольствием разводят тех, кто достаточно глуп, чтобы попасться на очередной их обман. Они очень быстро найдут способ вас поиметь.

Ваши итоговые потери будут в сто раз выше, чем то, что вы приобрели, украв у кого-то.

Вот так работает «карма», ничего сверхъестественного, чистая логика.

Как вы программируете себя на бедность

У большинства людей родившихся и проживающих на постсоветском пространстве сформировалось и укрепилось мнение, что экономить – это правильной и единственный способ жить, а если что-то дают бесплатно – надо радоваться и брать без рассуждений.

Здесь, как и везде, есть нюансы.

Все эти тонкие моменты с экономией нужно четко осознать. И обязательно отдавать себе отчет в своих мотивах, прежде чем делать следующий шаг. Потому что мотивы и последующие действия – это прямая трансляция своему подсознанию глобальных смыслов.

Например, считаете ли вы себя бедной или богатой, достойной или недостойной что-то иметь.

Что побуждает вас скачивать пиратскую копию книги, фильма? По какой причине отказываетесь оплатить покупку? Считаете себя самым умным и лучшим в мире хакером, потому что смогли сэкономить? Или чувство вины, пусть не большое, но присутствует?

В данном случае, вы довольно осознанно передаете своему подсознанию, мысль, что денег у вас нет, даже для оплаты какой-то книге.

И если, к примеру, вы просите у друга костюм, что вечером сходить на торжественный прием по случае открытия новой выставки или в ресторан для переговоров по бизнесу вместо того, чтобы взять одежду напрокат в специализированном магазине за плату или банально купить, – все это звенья одной цепи.

Вам может даже казаться, какая вы ловкая молодец, не тратите лишнего. Так вот, денег на это «лишнее» скорее всего никогда и не будет.

ошибка – испытывать удовольствие от того, как вы ловко выкрутились без денег. Это философия обезьянки Аладдина, но никак не женщины, которая планирует стать успешной, независимой и состоятельной.

Поверьте гордиться в данной ситуации абсолютно нечем. Возможно вам интересен сам процесс , как ловко выкручиваетесь без денег. Для дальнейшего процветания, лучше всего избегать подобных ситуаций, убирать такие установки, и как можно быстрее избавляться от этого. Просто сказать себе: «Я больше так не буду», недостаточно.

У каждого человека своя «жаба» и размер её индивидуален. У кого-то даже при очень высоких доходах морально не может позволить себе одежду за несколько тысяч евро без скидки – «жаба» подаёт голос, квакать начинает, давая понять, что это точно лишнее и без этого можно обойтись.

А кто-то в продуктовом магазине не способен взять даже туалетную бумагу без желтого акционного ценника – привычка к «халяве» прочно сидит в мозгу.

Сказанное отнюдь не означает, что нужно бросать и транжирить деньги направо и налево. Нет, конечно. Нужно разбираться непосредственно с «жабой». Необходимо понять, в чем она вас сдерживает, а что поощряет. Чьими голосами она это делает. А затем отделить все это от себя и делать выбор ситуативно из своего «хочу».

Кстати, без «жабы» внутри очень скоро и сами желания изменятся. Вы поймете значение слов «внутренняя свобода». И сможете намного легче привлекать деньги на хотелки, желания и под крупные цели.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/life/74171-kak-vorovstvo-programmiruet-vashu-bednost

Сотрудники каждой второй российской компании крадут данные

Почему в россии можно воровать

Случаи воровства корпоративной информации в 2015 г. зафиксировали 52% российских компаний, показало исследование компании SearchInform. Авторы опросили 1700 специалистов служб безопасности из 25 городов России.

Предотвратить утечку конфиденциальных данных не удалось, несмотря на то что почти все работодатели (84%) заставляют сотрудников при найме на работу подписывать договоры о неразглашении данных, а 72% проводят с сотрудниками инструктаж по информационной безопасности.

Список украденной информации в 2015 г. заметно расширился. Это проектные документы, сведения об инвестициях, коммерческие предложения, персональные данные сотрудников, информация о движениях на счетах клиентов и проч. Сейчас сотрудников интересует все, на чем можно заработать или что можно использовать в качестве бонуса на собеседовании, предупреждают исследователи.

Чаще всего секреты пытались украсть линейные менеджеры: с такими мошенничествами сталкивались 31% участников опроса.

На втором месте в этом антирейтинге оказались руководители подразделений и менеджеры высшего звена, их обвинили в краже данных 19% респондентов.

Они имеют доступ к наиболее секретной информации – договорам с поставщиками, договорам собственности, реестрам акционеров и т. п. – и потому наносят компаниям максимальный ущерб.

Фактор обиды

У тех, кто ворует информацию, две тактики – одни просто пользуются ситуацией, другие тщательно планируют мошенничество.

В первом случае новый сотрудник замечает возможность украсть, а моральные принципы ему не мешают, поясняет Кирилл Медведев, HR-директор SearchInform.

Или специалист работает несколько лет, но не получает такого признания, на которое рассчитывал, поэтому испытывает недовольство. Совершая кражу данных, он пытается восстановить справедливость, добавляет Медведев.

Самый известный пример спланированного воровства данных – промышленный шпионаж. Но бывает, что сотрудник готовит кражу информации из мести, уточняет Медведев. Он четко планирует каждый шаг, ему знакомы внутренние протоколы безопасности, и он знает, как его будут ловить. Такие случаи раскрывать особенно сложно, убежден Медведев.

И чем хуже относятся к сотрудникам в компании – обманывают с зарплатой, практикуют неадекватные нагрузки или эмоциональный прессинг, – тем больше вероятность сливов, ведь срабатывает фактор мести, убежден Роман Ромачев, гендиректор компании «Р-техно» и эксперт по экономической безопасности. Корпоративная культура, которая держится на пренебрежении к людям, – один из факторов риска. И поэтому если приходит новый директор-тиран, то число утечек ценной информации заметно увеличивается, утверждают эксперты.

Примерно 80% сотрудников готовы к краже конфиденциальной информации, говорит Ромачев, ссылаясь на данные разных исследований, в том числе в США. И станет ли человек вором, во многом зависит от вышестоящих.

«Я знавал начальника административно-хозяйственного отдела, порядочного человека, который никогда не был замечен ни в каких утечках. Но потом он устроился на работу в компанию, где начальство стало его третировать.

От обиды он начал продавать данные о новых контрактах и контрагентах фирмы конкурентам, поскольку у него был доступ к паролям сотрудников. В результате контракты стали утекать к конкурентам, которые предлагали меньшие цены», – рассказывает Иван Осипов, гендиректор рекрутингового агентства iChar.

По его мнению, довольный и лояльный сотрудник не станет воровать информацию, даже если такой запрос ему поступит. Историй утечек, организованных из мести, немало, говорит Осипов.

Например, в прошлом году российское рекрутинговое агентство наняло специалиста на Украине, чтобы тот набрал сотрудников в региональный офис. Он работу выполнил, но компания открывать офис передумала, а рекрутеру не заплатила. Тогда он выложил в сеть базу данных клиентов и кандидатов, даже сделал ролик в YouТube, и конкуренты его с интересом изучили, рассказывает Осипов.

Вычислить шпиона

Первый шаг профилактики утечек – проанализировать все должности в компании, выделив самые критичные с точки зрения доступа к важной информации, рекомендует Медведев. И сосредоточить профилактические меры на них, не распыляясь на всех.

Например, у менеджера по продажам есть доступ только к той части клиентской базы, с которой он работает, и воровство этого куска не критично, считает он. А вот специалист по логистике знает гораздо больше.

И поэтому уже на собеседовании стоит обратить внимание на его мотивацию: если логист говорит, что склонен искать новые способы повышения дохода, от его услуг лучше отказаться, говорит Медведев.

Самое простое – обучить менеджеров по персоналу диагностике глубинных мотивов людей, причем делать это надо не только на этапе приема на работу, а постоянно, убежден Медведев.

Стоит обратить внимание на сотрудников, склонных часто менять работу, говорит он: «Среди таких может оказаться как раз тот, кто каждый год меняет работу, чтобы его не успели поймать на воровстве.

А иногда склонность к частой перемене мест лишь безобидное свойство нервной системы, человек просто не может долго высидеть на одном месте». И знание глубинной психологии поможет отличить потенциального вора от неусидчивого перебежчика.

Работодатели не должны забывать и о некоторых очевидных вещах. Например, если человек на собеседовании упоминает, что у него есть база данных от предыдущего работодателя, то точно так же он украдет базу у вас, предупреждает Ромачев. Такая фраза должна стать индикатором для отсева потенциальных злоумышленников, особенно в случае критически значимых должностей, считает он.

Слежка в открытую

По данным SearchInform, 18% респондентов сообщили, что в 2015 г. у них не стало меньше корпоративных утечек по сравнению с предыдущим годом, у 4% респондентов случаи краж данных, наоборот, участились.

Сотрудники находятся в стрессе из-за вероятной потери работы, поэтому подыскивают запасные варианты трудоустройства и новые способы заработка, отмечают авторы исследования.

Правда, такие инциденты чаще происходят в маленьких фирмах, где больше лазеек для мошенников, убежден Медведев.

Крупные компании занимаются профилактикой утечек: 21% компаний взяли под контроль внешние носители информации, говорится в исследовании. Многие защищают электронную почту (32%).

А вот за серфингом сотрудников в интернете следят всего 19% компаний. И самое удивительное, что 9% компаний контролируют документы, передаваемые на печать, видимо предполагая, что мошенники XXI в.

выносят секреты в распечатанном виде.

Методы слежения за сотрудниками нужны, но подавать их стоит правильно, считает Осипов. Не следует объявлять: «Мы вам не доверяем, поэтому будем контролировать почту и выход в интернет».

Лучше, например, встроить проверку почтовых ящиков и посещений сайтов в программы, помогающие контролировать рабочее время, и объяснить сотрудникам, что это нужно для повышения эффективности труда. На деле мало кто так поступает, говорит Осипов.

Согласно исследованию SearchInform, 20% компаний вообще не сообщают сотрудникам, что они контролируют все информационные потоки.

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2016/05/17/641362-sotrudniki-kazhdoi-vtoroi

Кто ворует на работе

Почему в россии можно воровать

Компании сталкиваются с воровством в разных масштабах. Сотрудник забрал домой ручку — воровство, распечатал доклад для ребенка на работе — тоже воровство.

Знакомые предприниматели с компаниями до десяти человек рассказывают, что теряют на скрепках, офисной бумаге и прочем мелком воровстве 10-50 тысяч рублей в год. Для Газпрома такие деньги — ерунда, а для булочной рядом с домом — месяц аренды.

Бывает воровство помасштабнее:

  • крупное — большими партиями. Для этого сотрудники вступают в сговор, узнают недостатки в учете и создают схемы. Руководители могут годами не знать о воровстве, а в бумагах всё будет чисто. Так произошло на одной кондитерской фабрике. Сахар и какао оттуда вывозили в полицейский машинах, потому что их никто не проверял;
  • боковой бизнес, откаты, двойная бухгалтерия. Обычно этим занимаются ключевые сотрудники или топ-менеджеры. Владелец им доверяет и не проверяет. Эти сотрудники просят поставщиков заплатить им лично, тогда компания станет с ними работать. Другой вариант: они создают внутри компании отдельные структуры, в которые продают товар и забирают деньги.

Руководители рассказали нам шесть историй о воровстве — от мелкого до воровства целой компании. Иногда руководители ловят сотрудников за руку и наказывают, а иногда такое наказание губит компании.

Бытовая химия в сумках

«Чистюля» — группа компаний. Одна компания в группе производит бытовую химию, другие — продают. Стиральный порошок, средство для мытья зеркал и посуды этой фирмы стоят в каждом супермаркете.

Сначала компания была небольшой, камер и охраны не было, сотрудникам верили. Но скоро руководители заметили, что сотрудники выносят бытовую химию: в конце рабочего дня кладут бутылки в сумки и идут домой. В учете это было трудно заметить: на производстве всегда есть недостачи и излишки. Но за год недостача становилась большой.

Сначала руководитель хотел решить ситуацию по-хорошему. Объявил, что каждый месяц будет дарить сотрудникам по десять литров бытовой химии. Десять литров хватит и себе, и родным. Это не сработало. Сотрудники принимали подарок, но продолжали воровать.

Сотрудники принимали подарок, но продолжали воровать

Тогда меры ужесточили: установили камеры в цехах и поставили охрану на выходе. Охрана проверяла каждую сумку. Некоторые камеры были ненастоящими — муляж с мигающей лампочкой и проводами. Воровство прекратилось.

Подставной алкоголь в баре

В баре «У Джуди» бармены жульничали с алкоголем. Они покупали свой алкоголь в магазине и разливали его гостям. Под столом стояло две бутылки: одна — бара, другая — своя. Для вида бармены немного использовали алкоголь бара, но в основном наливали свой и зарабатывали на разнице между покупкой бутылки в магазине и продажей гостям в баре.

Директор бара узнал об этом и решил наказать барменов. Он подумал, что бармены недостойны чаевых и внедрил оплату барными картами. Это как обычная пластиковая карта, на которую гости кладут деньги в автомате.

Чтобы оплатить напиток, гость дает карту бармену, а тот списывает деньги. Бармены перестали получать деньги напрямую, и схема с алкоголем перестала работать. Чаевых стало меньше, поэтому хорошие бармены ушли.

Гостям тоже было неудобно с картами. В подпитом состоянии они с трудом пополняли карту, поэтому уходили в другие бары. Бар закрылся.

Воровство топлива

Компания «Щебёнка для всех» добывает, дробит и продает щебень. Камни из карьеров перевозят к дробилкам на белазах — больших грузовых машинах. Зарплата у водителей небольшая, а условия работы тяжелые. Они не только водители, но еще механики и снабженцы.

Белаз 7555 съедает 240 литров дизельного топлива на 100 км. В баке 750 литров, но не всё топливо идет в дело. Водители выносят топливо канистрами по 30 литров на плечах или погрузчиках, по 2-4 канистры за смену. Так в месяц их зарплата увеличивается с 35 000 рублей до 50 000 рублей.

Руководители компании ничего не предпринимают. Найти людей, чтобы водили и чинили — сложно. А чтобы водили, чинили и не воровали — считай, невозможно.

Найти людей, чтобы водили и чинили — сложно. А чтобы водили, чинили и не воровали — считай, невозможно

Пока белаз стоит на ремонте, заработок водителя опускается до 25 000 рублей в месяц. Поэтому он делает всё, чтобы починить машину. Руководители закрывают глаза на воровство и так поддерживают водителей, чтобы работа шла по налаженной схеме.

Сговор сотрудников и воровство партиями

В «Чистюле» работали муж и жена. Муж был начальником производства, а жена — в снабжении. Люди были проверенными, потому что руководитель начинал с ними бизнес.

На производстве всегда есть избытки и недостатки. В обычной схеме сотрудники проводят инвентаризацию и гасят излишки. Муж и жена так организовали процесс, что в компании постоянно появлялись излишки сырья. Они взяли в долю грузчиков и завсклада и продавали эти излишки на сторону. Вывозили машинами. В месяц получалось на пять тысяч долларов.

Потом они поняли, что есть менее хлопотный способ — начали продавать сырье своему же предприятию. Компания платила за свое же сырье через фирму-однодневку.

Начали продавать сырье своему же предприятию

Воровство обнаружили случайно. Руководитель анализировал управленческую отчетность и обнаружил, что раньше излишки списывали, а теперь — нет. Недостатки идеально гасили излишки в ноль или почти в ноль. По отчетности было всё идеально, но это и было странно. Руководитель увидел странные корректировки, которые скрывали в базе данных.

Компания закупала много сырья, поставщики были давними и проверенными. А тут — одна тонна сырья приходит от неизвестного поставщика. Руководитель решил проверить. Оказалось, это подставная фирма-однодневка. Так и вышли на сотрудников в компании.

Руководитель договорился с сотрудниками, которые воровали сырье, что они уходят из компании и компенсируют убытки в течение следующих лет. Он проверил других сотрудников на детекторе лжи и выяснил, кто еще участвовал.

Руководитель узнал, что о схеме знали грузчики, охранники, работники производства. Они не участвовали и ничего не получали, но знали и молчали. Когда их спросили, оказалось, боялись доносить. Посчитали, что сдавать своих непорядочно.

Боковой бизнес

Теперь о самом разрушительном воровстве — боковых компаниях. Это один из способов увести бизнес. Такими схемами обычно занимаются топ-менеджеры или директора филиалов. Владельцы бизнеса годами не знают о схеме, потому что доверяют топ-менеджменту.

Всё та же «Чистюля», которая производит и продает бытовую химию.

В группе компаний было отдельное ООО, которое поставляло бытовую химию в розничные сети. Директора для этой компании наняли со стороны, назовем его Анатолием. Он работал руководителем продаж у крупного клиента, поэтому ему заранее доверяли. Еще у Анатолия были связи с розничными сетями, это добавляло ему ценности. Кроме зарплаты он попросил долю в компании. Владелец «Чистюли» согласился.

Анатолий работал несколько лет, оборот компании за счет сетей вырос в два раза, появились связи. Проблемы были только с управленческой отчетностью. Анатолий обещал разобраться, но всегда находил другие дела. Он говорил, что не хватает людей, предлагал взять еще сотрудников.

Однажды владелец бизнеса получил странный счет-фактуру. В ней поставщиком была компании с таким же ООО, счетом в том же банке, адресом по тому же адресу и Анатолием в роли директора. Совсем как компания, которая занимается розницей, только ИНН отличался. Оказалось, Анатолий открыл новую компанию и заключил на нее договоры с розничными сетями.

Читать в Деле

Когда производители поставляют продукцию в розницу, всегда есть прибыльная продукция и неприбыльная. Анатолий разделил потоки. Через «Чистюлю» продавал неприбыльный товар, а через свою компанию — прибыльный. Деньги забирал себе. Это продолжалось полтора года.

Анатолий разделил потоки. Через «Чистюлю» продавал неприбыльную, а через свою компанию — прибыльную. Деньги забирал себе.

С одной розничной сетью Анатолий был в сговоре, другие не заподозрили подвоха. Они думали, что компании специально так разделились.

Владелец бизнеса подал в суд на Анатолия и сеть, с которой директор был в сговоре. Суд с сетью он выиграл, деньги вернули. Анатолия удалось признать виновным за убытки компании и взыскать их. Выигрыш в таком деле был удачей и редкостью, одним из первых удачных дел в регионе.

Что делать с воровством

Нет универсального совета, как бороться с воровством. В основном руководители сходятся во мнении, что нужен контроль: камеры, охрана, отслеживание. Но не будешь же отслеживать каждую вынесенную ручку и потом разбирать этот случай на общей планерке.

Некоторые руководители готовы закрывать глаза на воровство, если это помогает бизнесу. Звучит абсурдно, но в истории с воровством топлива выходит именно так: руководители знали, что вернут себе 15 000 за украденное топливо, но потеряют рабочего и производство встанет.

В продажах руководители советуют не давать менеджерам самим устанавливать цены и давать скидки. Любое изменение цены менеджер согласовывает с владельцем. Так будет меньше маневра для отката.

К сожалению, решить вопрос с воровством юридически не получится. Нет универсальной фразы для трудового договора, чтобы сотрудник точно не захотел воровать.

Дарья Тимохина, юрист, партнер Центра управления законом

В юридической практике нет идеального совета, как бороться с воровством сотрудников на уровне закона или договора. В трудовом договоре нельзя прописать дополнительную ответственность за воровство. Сотрудник отвечает своей зарплатой. Если у него зарплата 15 000 рублей, а он принес ущерб на миллион, платить он будет 15 000 рублей.

В Трудовом кодексе есть норма, что работник несет материальную ответственность, если причинил вред противоправными действиями. Эта ответственность регулируется Уголовным кодексом. Значит надо доказывать факт воровства, обращаться в полицию.

Мои клиенты всегда решали случаи воровства внутри компании, никогда не обращались в полицию. Это была строгая политика руководства. Уличали сотрудника в воровстве и увольняли. Крупной компании не нужен скандал, даже если она и не виновата. Случай может просочиться в СМИ. Тогда люди узнают, что легко вынести что-то дорогое со склада компании. Для компании это риск и удар по репутации.

Когда нанимают топ-менеджеров в крупные компании, ставят условие, что менеджер не может быть директором или учредителем в других компаниях. Проверяют не только его, но и близких родственников. Считается, что это защищает от боковых бизнесов и схем, когда топ-менеджер поручает услуги компании жены или брата. Но это не помешает завести бизнес на дальнего родственника и эту связь не отследить.

Источник: https://delo.modulbank.ru/all/thief

Как воруют в России. Откровения продавца сотового салона

Почему в россии можно воровать

В России все воруют, благополучие большинства людей основано на нечестном заработке, а воровская мораль отравляет все общество сверху донизу – и это беда не только государственного, но и частного сектора. Насколько это мнение соответствует действительности? 

Slon решил найти ответ на этот вопрос и исследовать, кто, каким образом и с каким размахом сегодня ворует в России (и можно ли этому эффективно противостоять). 

В первом выпуске сериала редактор рубрики «Бизнес» Максим Котин говорит с продавцом, который многие годы работает в ведущих салонах мобильной связи. На условиях анонимности герой интервью рассказал о самых распространенных схемах обмана доверчивых покупателей, своеобразной морали своих коллег и о том, как много в торговле честных людей (спойлер: не воруют только аутисты). 

– Ты давно работаешь продавцом в салонах сотовой связи. Когда ты первый раз столкнулся с воровством? 

– Да практически в первый же день работы. Помнишь, раньше, чтобы положить деньги на счет телефона, использовали карточки экспресс-оплаты? На них у нас не стояли ценники. Продавцы смотрели на человека и называли цену от балды.

Карточка стоила, например, 150 рублей, а продавали за 200 или 250. Я увидел, спрашиваю: а чего вы продали ее на 100 рублей дороже? А мне говорят: «А ты че, пиццу не хочешь?» Там рядом, в «Ашане», готовили пиццу.

Продавцы мухлевали на карточках экспресс-оплаты, покупали пиццу на весь салон и трескали потом. Естественно, я хотел пиццу!

– Значит, съесть пиццу, купленную на ворованные деньги, это было чем-то вроде посвящения?

– Ну типа того. 

– А как ты сам включился в общую «деятельность»?

– Была акция: купи сим-карту и получи карточку экспресс-оплаты на 150 рублей бесплатно. И вот применялась такая схема: часто эту карточку оставляли себе, а потом ее кому-то без чека продавали. Входит девочка и покупает сим-карту. И говорит: а можно мне еще на счет пять долларов положить? Получилось, что она сразу же мне эту карточку и обналичила. Мы долго ржали. 

– И что ты чувствовал, когда ее обманул?

– И потом у тебя никаких рефлексий не было на этот счет?

– Нет. Все же кругом так делают. 

– Но ведь нас же всех с детства учат, что обманывать плохо…

– Ну нет, что ты такое говоришь. Ничему нас такому не учили. В школе ведь все списывали. А на экзаменах чуть ли не учителя помогали. У дворовых пацанов есть еще такая поговорка: «Без лоха жизнь плоха»… Когда я попал в салон, мне было лет девятнадцать. Совсем зеленый пацан! А кругом все химичили, и я тоже начал.

Была, например, такая фишка: если продавал симку с телефоном, тоже полагалась скидка. Можно было продать сначала симку, чек не выдать, потом продать телефон, а затем провести все это в одну продажу и скидку забрать… Потом я работал на «Горбушке». Помимо телефонов, там торговали фотоаппаратами.

А ценник на них почему-то был безумно высокий. И если кто-то все-таки покупал фотоаппарат, мы выписывали товарный чек.

После этого шли в другой павильон, покупали у них такой же фотоаппарат на несколько тысяч дешевле и обратно ставили на витрину… Сейчас в крупных сетях такое невозможно, потому что в базе пробиты серийные номера. А тогда можно было. 

Описанные тобой схемы построены на том, чтобы не дать покупателю чек. А если человек обращает на это внимание?

– Ничего страшного. Включаешь заднюю просто: «Ай, простите, я забыл». Пробиваешь и оформляешь. Потом можно сказать, что касса сломалась, и выписать товарный чек… Но вообще продавец должен быть психологом, чтобы понять, кому можно не дать чека, а кого разводить не стоит.

Допустим, ты видишь, зашел какой-то дотошный тип, сначала по витринам долго елозил, каждый телефон разглядывал, про функции спрашивал – ясно, что с ним лучше ничего не делать. А бывает, заходит человек, и сразу видно, что он такими вещами заморачиваться не будет… Вот был в свое время такой телефон, Samsung Е700.

Он тогда только появился, ажиотаж был безумный. К нам пришла одна штука, и мы его без ценника на витрину выставили. Стоил он, условно, тысяч одиннадцать. Тут же к нам заходит пара ребят, такие хорошо одетые, красивые.

Спрашивают: «Сколько стоит?» Мы: «Тринадцать!» Они: «Давай заворачивай, мы пойдем пока перекусим». Результат: два косаря нам на карман.

– Сейчас, наверное, люди куда пристальнее следят за чеками, чем раньше, – без них нельзя вернуть товар за две недели. А есть схемы, не завязанные на чеки?

– А видел на столбах объявления: кредит, наличные, быстро? Люди, которые их «выдают», называются «оленеводы». Тем, кто к ним обращается, они объясняют, что надо говорить кредитному эксперту в магазине, чтобы получить кредит на покупку техники. Потом они забирают товар, продают где-то, а «оленю» выдают деньги – в лучшем случае половину суммы. 

– А соучастие кредитного эксперта в этой схеме не предполагается?

– Бывает и такое. Была у меня одна подруга, кредитный эксперт в крупной сети электроники. Она как раз работала в паре с оленеводом. 

– Но ведь, наверное, многие «олени» потом не платят – разве это не риск для инспектора? 

– Она говорила, что они работали только с теми людьми, кто потом эти кредиты исправно выплачивал. То есть они якобы просто помогали людям в сложной ситуации. Но это, конечно, ерунда.

– Ее в итоге запалили?

– Ну да, пришлось уволиться. Но «форд-фокус» она себе купила. За полгода… Причем она москвичка, не из бедной семьи. Родители ей купили однушку на «Речном вокзале». Притом что девочка молоденькая совсем, лет двадцать. 

– То есть воровала она явно не от безысходности…

– Ей, как я понял, нужно было отцу доказать, что она может чего-то добиться в жизни сама. Машина стала доказательством. 

– А она тебе сама легко так об этом обо всем рассказала?

– Ну, я тоже одно время был кредитным инспектором, а она была моим куратором. И у нас сложились довольно доверительные отношения. А потом у нее начались проблемы с этим молодым человеком, и она рассказывала мне, что вот, мол, мы с ним дела ворочали-ворочали… А он такой скотиной оказался. 

– А она понимала, что признается тебе в преступлении? 

– Вообще, на меня ее слова произвели впечатление: все-таки мухлеж в салоне – одно, а тут чуть ли не мошенничество, совершенное по сговору. 

Я заметил, что люди вообще не сильно задумываются обо всем этом. Бывают случаи вообще исключительные. Когда я работал в одной известной сети, у нас был парень, который тоже работал кредитным экспертом.

Так он вообще подделывал в фотошопе копии паспортов. И оформлял кредиты на выдуманных людей. «Покупал» айфон за первый взнос две тысячи рублей, а потом продавал его тысяч за двадцать. Разницу клал в карман.

– Ну это как-то уж слишком примитивно. А он не думал, что будет, когда начнутся просрочки платежей?

– А он вообще ни о чем не думал.

– Его через три дня не поймали?

– Поймали, но не через три дня. Около месяца он проработал. И то все вскрылось только потому, что он сам сильно лоханулся и забыл папку со своими бумагами на столе.

Директор ее увидел, и у него появились какие-то подозрения. Он его увез в центральный офис. Причем парню, кажется, так ничего и не было. Ну, уволили его. Но не закрыли. Может, он выплачивал потом, не знаю.

Потом он заходил через пару месяцев. 

– То есть не постеснялся?

– Не-а. Он жил в этом районе. Но там такой человек просто – он явно спит крепко. 

– А может ли руководство салона прекратить воровство?

– Многое зависит от директора. Ну и от офиса тоже. В одной московской сети до кризиса практически не воровали. Там брали людей на конкурсной основе. На собеседование приходило сорок человек.

Им говорили: встаньте те, кто курит. Вставало двадцать. До свидания, вы свободны! Потом оставшихся тестировали, устраивали тренинги. До финала доходило два-три человека. И это были действительно классные спецы.

Компания их серьезно обучала. 

– И что, эти супербойцы не воровали?

– Говорили, что нет. Им хватало. Зарплату платили очень хорошую, продавцы получали по пятьдесят тысяч. Кроме того, там конкурсы устраивали, людей целыми салонами отправляли отдыхать за границу. А потом бахнул кризис. Спецы стали уходить, на их место приходила уже совсем другая публика.

Компания начала закручивать гайки. Резко порезали премии, стали штрафы вводить. И это послужило толчком, чтобы пойти на обман. Например, раньше за какую-то настройку была премия 400 рублей. А тут она стала 200. То есть ты делаешь ту же самую работу, но вдвое дешевле.

Конечно, люди считают, что их права как-то ущемляют и нужно это восполнять… 

– То есть все вернулось на круги своя. А в других сетях попытки пресечь воровство были?

– Конечно. В одной компании тоже довольно круто закрутили гайки. Руководство прислало большую простыню, что будем бороться, увольнять. И действительно, начали выявлять тех, кто мухлевал, через тайных покупателей, – и увольнять. 

– И в результате?

– В результате я уволился через три месяца. А компания накрылась медным тазом – тоже из-за кризиса. И ее вообще всю разворовали, потому что продавцам пару месяцев зарплату не платили. 

Продавец вообще всегда найдет возможность свое взять. Вот сейчас в одной известной московской сети на товарах почти не воруют, так там главный мухлеж – это левые настройки. Приходит человек, Windows установить, например. По идее, Windows у него должен быть лицензионный.

Но на деле ему ставят пиратку, берут три тысячи – и дело в шляпе. Если директор этого не видел, можно деньги все себе в карман положить. А если видел – провести какую-то минимальную услугу по прайсу. Иными словами, это работает как такой подпольный сервисный центр. То есть в одно время – это такой премиум-магазин.

А в другое – можно все по-черному сделать. 

– А сколько можно заработать на настройках?

– Столько же, сколько тебе платят официально. Допустим, в салоне продавец получает 20–30 тысяч. И еще столько же делает по-черному. 

– А если бы людям платили сорок – шестьдесят, они бы перестали этим заниматься?

– Не думаю. Понимаешь, тут ведь живые деньги. Ты поработал, и все – вечером они у тебя уже в кармане. Ты пошел в кино, в бар. А зарплату же нужно ждать…

Когда я работал в этой сети, был у нас там в салоне один молодой человек. Он вообще только вчерную работал, ничего не продавал. А ведь у салона есть планы продаж.

Если выполнить, дают премию – ну или хотя бы зарплату не обрезают. Поэтому такого человека коллектив начал выдавливать. 

– А как это происходит?

– Все ему начали говорить: «Ты давай там соберись. Ты работаешь, все понимают. Но давай и салону тоже пользу приноси».

– «Все понимают» – это значит, что каждый должен что-то свое урвать, но надо это делать в некоторой гармонии с официальной статистикой? И кристально честных нет? 

– Честных – единицы, мне кажется, не больше десяти процентов. И они, как правило, долго не работают. Или это такие аутисты, которым ничего в жизни не надо. Вот был у нас один парень.

Он из Мытищ ездил на «Речной вокзал» в салон работать. Так он вообще ничего не продавал – то есть продавец как бы есть, но его нет. С покупателями он общался, только если они его о чем-то спрашивали. Вот он не мухлевал.

Все время в какие-то онлайн-игры играл. 

– А в какой момент ты осознал, что воровать – это типа нехорошо?

– Я не знаю, как тебе это объяснить. Я просто влюбился в девочку очень сильно, первый раз в жизни. И у меня пошел какой-то сдвиг. Я просто стал пересматривать многие вещи. Почему-то это все стало мерзко. 

Источник: https://republic.ru/posts/l/912971

Юрист Макаров
Добавить комментарий