Прения в апелляционной инстанции по гражданскому делу

Судебные прения

Прения в апелляционной инстанции по гражданскому делу

  • 1. Судебные прения – это часть судебного разбирательства, в которой юридически заинтересованные в исходе дела лица путем выступления подводят итоги рассмотрения дела в судебном заседании. В частности, участниками судебных прений высказываются суждения об обоснованности заявленных требований и возражений; анализируются нормы права, подлежащие применению; вносятся предложения о том, как должен быть, по их мнению, разрешен спор по существу. При этом в своих выступлениях они вправе ссылаться лишь на факты и доказательства, которые были рассмотрены в судебном заседании.
  • 2. Последовательность выступления в судебных прениях юридически заинтересованных в исходе дела лиц определена ст. 290 ГПК.

Сначала в судебных прениях выступают истец и его представитель, затем – ответчик и его представитель.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, и его представитель выступают после сторон по первоначальному иску. Третье лицо, не заявляющее самостоятельного требования, и его представитель выступают после истца или ответчика, на стороне которого это третье лицо участвует в деле.

Прокурор, должностные лица или представители государственных органов, юридических лиц, отдельные граждане, обратившиеся от собственного имени в суд за зашитой прав других лиц, выступают в судебных прениях первыми.

  • 3. Председательствующий не может ограничить продолжительность судебных прений определенным временем. Вместе с тем судья обязан прерывать участников судебных прений, если они выходят за рамки существа дела (например, говорят о фактах, не имеющих отношения к рассматриваемому делу).
  • 4. После произнесения речей всеми участниками судебных прений они вправе в порядке ст. 291 ГПК выступить повторно – с репликой. В реплике могут быть, в частности, приведены дополнительные аргументы, которые не были изложены заинтересованным лицом в обоснование своей позиции в ходе судебных прений.

Право последней реплики всегда принадлежит ответчику и его представителю.

5. Если председательствующий во время или после судебных прений признает необходимым выяснить новые факты, имеющие значение для дела, или исследовать новые доказательства, он выносит определение о возобновлении разбирательства дела по существу (ст. 292 ГПК).

После окончания разбирательства дела судебные прения проводятся заново на общих основаниях. Затем суд удаляется в совещательную комнату для вынесения решения, о чем председательствующий должен объявить присутствующим в зале судебного заседания.

1. Вынесение и оглашение решения является завершающей частью судебного заседания, в которой судом подводятся итоги всему судебному разбирательству, гражданское дело разрешается по существу.

Суд выносит решение по делу в совещательной комнате. В ней (во время принятия решения) может находиться только судья (судьи), рассматривающий дело. Присутствие иных лиц не допускается (ст. 299 ГПК).

Суждения, имевшие место в совещательной комнате, не могут быть разглашены.

Нарушение правил о тайне совещательной комнаты влечет за собой отмену вынесенного по делу решения (п. 5 ч. II ст. 404 ГПК).

2. В соответствии со ст. 300 ГПК в совещательной комнате при вынесении решения суд должен рассмотреть следующие вопросы:

какие факты входят в предмет доказывания каждой из сторон, а также третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора;

какие из этих фактов установлены с помощью достоверных доказательств и какие не установлены;

почему отвергаются те или иные доказательства по делу;

чьи требования или возражения в итоге оказались обоснованными полностью или частично;

какие нормативные правовые акты законодательства должны быть применены по данному делу;

как должно быть разрешено дело по существу.

3. Порядок оглашения решения предусмотрен ст. 311 ГПК.

Сразу после подписания решения суд возвращается в зал судебного заседания и оглашает его. Отсутствие кого-либо из участников гражданского судопроизводства в зале судебного заседания не препятствует оглашению решения.

Все присутствующие в зале судебного заседания липа выслушивают решение суда стоя.

При отсутствии в решении мотивировочной части суд оглашает его резолютивную часть и излагает устное обоснование решения. Сообщение мотивов решения не обязательно, если дело рассматривалось в закрытом судебном заседании (ч. II ст. 311 ГПК).

При составлении решения с мотивировочной частью, с согласия юридически заинтересованных в исходе дела лиц, допускается оглашение только резолютивной части решения суда.

Затем суд выясняет, понятно ли содержание решения, дает необходимые разъяснения по порядку обжалования и опротестования решения, ознакомления с протоколом судебного заседания. После этого судебное заседание по делу объявляется закрытым.

Суд должен юридически заинтересованным в исходе дела лицам, в отсутствие которых рассмотрено дело, в трехдневный срок с момента оглашения решения выслать его копию.

4. Мотивировочная часть решения в виде отдельного процессуального документа составляется судьей, вынесшим данное решение, в семидневный срок со дня подачи заявления юридически заинтересованным в исходе дела лицом либо поступления кассационной жалобы (протеста) на это решение суда.

1. Процессуальные действия, совершаемые судом по гражданскому делу, облекаются в форму властных судебных актов – судебных постановлений.

Постановление суда первой инстанции – это выраженное в письменной форме властное волеизъявление суда по поводу установленных в ходе процесса фактов и правоотношений.

В зависимости от того, какие вопросы разрешаются судебными постановлениями, они делятся на два вида – решения и определения.

2. Судебное решение – постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

В этом официальном акте – документе в концентрированном виде находит свое отражение конечный результат деятельности суда по рассмотрению конкретного гражданского дела: в нем содержится ответ на заявленные исковые требования (удовлетворить иск полностью или частично либо отказать в удовлетворении иска).

В исковом производстве судебным решением разрешается материально-правовой спор сторон и других юридически заинтересованных в исходе дела лиц.

Судебное решение не может быть постановлено никаким другим органом, кроме суда. Лишь суд вправе осуществлять правосудие. Согласно ч. II ст. 295 ГПК, суд выносит решение именем Республики Беларусь.

3. Судебное решение – правоприменительный акт. В нем содержится вывод суда о применении определенной нормы права к конкретному правоотношению.

Судебные акты Верховного Суда Республики Беларусь имеют значение судебного прецедента, ориентирующего правоприменительную, а в ряде случаев и норм ©творческую практику.

4. Судебное решение имеет индивидуальный характер. Оно адресовано конкретным лицам – субъектам спорного правоотношения. Посредством соответствующей нормы права этот судебный акт индивидуально определяет меру должного поведения участников процесса по делу.

С помощью судебного решения устраняется неопределенность в существовании или содержании правоотношения (права и обязанности его участников), спорные отношения превращаются в бесспорные.

Судебным решением создаются необходимые правовые предпосылки для реализации субъективного права или охраняемого законом интереса.

Суждения суда, содержащиеся в решении, носят обязательный характер. Своим решением суд принуждает лиц, которым оно адресовано, к определенному поведению.

5. Значение судебного решения состоит прежде всего в том, что им защищаются субъективные права и охраняемые законом интересы граждан и юридических лиц.

Судебное решение прекращает спор о праве ввиду его разрешения по существу.

Судебное решение имеет и большое воспитательное значение. Оно способствует укреплению законности, предупреждению правонарушений, воспитанию граждан в духе уважения и исполнения законов.

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в постановлении “О решении суда первой инстанции” от 28 сентября 2001 г. № 10 обратил внимание нижестоящих судов на необходимость соблюдения всех требований закона при вынесении судебного решения.

6. Судебное определение – постановление суда первой инстанции, которым разрешаются отдельные вопросы, возникающие в ходе производства по делу, а в предусмотренных законом случаях оканчивается производство по делу без вынесения решения.

Определение о судебном приказе в гражданском процессе занимает промежуточное положение между решением и определением суда первой инстанции.

решения суда

  • 1. Решение суда как самостоятельный процессуальный документ излагается в письменной форме с соблюдением правил, изложенных в ст. 301-310 ГПК. Как разъяснил Пленум Верховного Суда Республики Беларусь в постановлении “О решении суда первой инстанции” от 28 сентября 2001 г. № 10, решение должно содержать ясные и понятные суждения, юридически грамотные формулировки.
  • 2. По своему содержанию решение суда по делу состоит из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной (ст. 302 ГПК).

Мотивировочная часть решения суда составляется не по всем делам, а только в случаях, предусмотренных законом (ст. 305 ГПК).

3. Вводная часть решения суда включает: время и место вынесения решения; наименование суда, вынесшего решение; фамилия, имя и отчество судьи (состав суда, если дело рассматривалось коллегиально); сведения о секретаре судебного заседания и о прокуроре, если он участвовал в процессе; наименование сторон и других юридически заинтересованных в исходе дела лиц; указание на предмет спора.

Если иск был заявлен прокурором либо лицами, названными в ст. 85-87 ГПК, в вводной части решения указывается, в чьих интересах возбуждено производство по делу.

4. Описательная часть решения суда содержит указания на требования истца и возражения ответчика, а также на то, что требуют или против чего возражают другие юридически заинтересованные в исходе дела лица и по каким основаниям (ст. 304 ГПК).

Кроме того, в описательной части решения отражаются и изменения истцом предмета, размера или основания своего иска, признание либо непризнание иска ответчиком.

Если в силу закона решение выносится без мотивировочной части, то после изложения его описательной части следует указать, какими нормами материального и процессуального права суд руководствовался при разрешении спора.

5. Мотивировочная часть является важнейшей частью решения суда. В ней излагаются мотивы (обоснование) вынесенного решения: обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства (фактическое основание решения суда).

Заканчивается мотивировочная часть решения ссылкой на нормы материального и процессуального права, которыми суд руководствовался, разрешая спор (правовое основание решения суда). В необходимых случаях в решении должны быть сделаны ссылки на руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

В соответствии с ч. I ст. 305 ГПК мотивировочная часть решения составляется:

по требованию юридически заинтересованных в исходе дела лиц (такое требование может быть заявлено до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения и в течение десяти дней после его оглашения);

в связи с обжалованием или опротестованием решения в кассационном порядке;

в случаях, когда ГПК установлено, что решение не подлежит кассационному обжалованию или опротестованию; в случаях, прямо предусмотренных ГПК.

Составление мотивировочной части решения в случаях, предусмотренных ч. I ст. 305 ГПК, является обязательным.

Требование заинтересованного лица о составлении мотивировочной части решения может быть заявлено до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения как в устной, так и в письменной форме. После оглашения решения такое требование может быть заявлено только в письменной форме.

Как уже отмечалось, мотивировочная часть решения в виде отдельного процессуального документа составляется в семидневный срок со дня поступления в суд заявления об этом либо поступления кассационной жалобы (протеста); подписывается судьей, вынесшим данное решение. В этой части решения должна быть ссылка на вынесенное решение, указана дата его вынесения, а также указана дата составления мотивировочной части.

6. Резолютивная часть является заключительной частью судебного решения, в которой должны содержаться исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных судом обстоятельств дела. В частности, в ней должно быть указано:

что конкретно постановил суд по существу спора (удовлетворить иск или отказать в иске полностью или в части);

как подлежат распределению судебные расходы между сторонами;

каковы срок и порядок обжалования решения суда.

Если решение вынесено в пользу или против нескольких лиц, суд в резолютивной части решения должен указать, в какой части решение относится к каждому из них и являются ли ответственность или право взыскания солидарными (ч. III ст. 306 ГПК).

При вынесении решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества, в том числе денежных сумы, суд в резолютивной части решения может указать, что если ответчик не исполнит решение в течение установленного срока, то истец вправе произвести соответствующие действия за счет ответчика со взысканием с последнего необходимых расходов. Если указанные действия могут быть совершены только ответчиком, суд устанавливает в решении срок, в течение которого решение должно быть исполнено (ст. 309 ГПК).

Удовлетворяя иски о признании, суд в необходимых случаях обязан указать в резолютивной части решения о правовых последствиях, которые влечет за собой такое признание (например, указать в решении об аннулировании актовой записи о расторжении брака в связи с признанием брака недействительным).

В резолютивной части решения суд вправе определить срок и порядок исполнения решения (о немедленном исполнении решения, об отсрочке или рассрочке исполнения решения и т. д.).

Резолютивная часть решения должна быть изложена таким образом, чтобы не было неясностей и споров при его исполнении.

По гражданским делам недопустимо вынесение альтернативных решений, а также решений, исполнение которых ставится в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. Например, подлежит отмене решение суда, в котором выселение ответчика поставлено в зависимость от предоставления ему жилой площади местным исполнительным и распорядительным органом.

В резолютивную часть решения не могут быть включены выводы суда по тем требованиям, которые не разрешены по существу.

Источник: https://studme.org/13060727/pravo/sudebnye_preniya

Текст выступления в прениях в апелляционной инстанции

Прения в апелляционной инстанции по гражданскому делу

                                                                                                                                                                                                        Ростовский областной суд

Текст выступления в прениях в апелляционной инстанции.

представителя Галицкого А.Т. по доверенности Лакизо В.Р.

По делу Азовского суда по иску прокурора к КИО Азовского р-на и Журкину

о недействительности распоряжения и договора о продаже земли.

Решение суда настолько необоснованное, немотивированное, незаконное, что абсолютно исключает необходимость его  какой-либо иной оценки по конкретным позициям и доводам, поскольку ни доводов, ни позиции в решении нет.

Поэтому сообщаем об обстоятельствах, юридически значимых для правильного разрешения данного спора. Их несколько:

1. Данный иск о незаконности ненормативного акта и договора основан на следующих обстоятельствах.

1.1.Продали землю, входящую в береговую полосу, что категорически запрещается законодательством земельным, водным, о приватизации (подробнее в иске и представлении прокурора). Главным обстоятельством спора является установление на местности и топографической карте места прохождения береговой линии либо уреза воды, т. е.

границы воды — суши, от которой  отсчитывается 20 метровая береговая полоса в месте расположения участка к/н: 975. Учитывая естественно природный процесс колебания уровня воды в реке Дон, соответственно и береговая линия в каждый конкретный момент времени колеблется от фарватера реки на берега  и обратно  к середине реки.

Именно по этой причине в законе и предусмотрено, что  береговая линия  определяется не на конкретный момент исследования, но по показателям  среднемноголетнего уровня  воды в реке (п.п.2 ч.4 ст.5. ВК РФ).

После установления на месте и карте указанной  линии (береговой) в сторону суши добавляется 20 метров и получаем линию береговой полосы, земля в которой не подлежит приватизации по признаку, что она является землей общего пользования и предназначена для обеспечения доступа к  воде любого лица, пожелавшего  использовать воду по разрешенному законом способу: посидеть у воды, прогуляться, порыбачить, покататься на лодке либо самому поплавать и т. п. (ст.6 ВК РФ).

Поскольку данные линии, полосы имеют ограничивающее(защищающее) значение, т. е. обременяющие объекты недвижимости, они подлежат государственной регистрации.

Однако, до настоящего времени береговая линия и граница береговой полосы, как  и иные природоохранные границы в установленном порядке не определены, не зарегистрированы. Это ужаснейшее и гнуснейшее бездействие чиновников является умышленным, позволяет им распродавать землю  запрещенную к приватизации.

А в общем виде такое бездействие не исключает возможности квалификации по соответствующей статье Уголовного Кодекса РФ.

В этой связи мы полагаем, что у  суда имеются все основания для вынесения частного определения в целях обеспечения соблюдения законодательства для защиты гордости и природообразующего фактора нашей Донской земли — ее реки Дон.

1.2. Начало продажи земли данного участка положено его формированием как объекта гражданского оборота по заявке Журкина путем изготовления землеустроительного дела. Выполнено геодезистом Борисовой. Затем 21.08.08г. Глава района подписывает постановление № 1078 о предоставлении в аренду Журкину данного участка. (л.д.55).

В деле имеется два плана участка (к/н.975) оба изготовленные Борисовой и на  каждом плане имеются разные геодезические данные (см.л.41 номера знаков н3-н4 дирекционный угол 279º48'54″ и план на л. 43, где те же номера знаков имеют дирекционный угол 280º18'26″).

Данные противоречия геодезических данных абсолютно недопустимы для целей формирования земельного участка и их неустранение влечет только один  вывод: участок в установленном порядке не сформирован. Следовательно, отсутствует показатель, предусматриваемый в ст. 607 ГК РФ  (п.

3) об обязанности указания в договоре аренды данных, позволяющих определенно установить  объект, передаваемый в аренду.

Следует отметить , что законы о землеустройстве и кадастре недвижимости специально приняты для целей установления таких уникальных показателей идентичности земельных участков (геодезические данные), которые абсолютно идентифицируют данный объект по месту нахождения,  конфигурации,  площади.  Любое противоречие  в геоданных  искажают указанные показатели влечет недостоверность сведений об объекте, исключает его из гражданского оборота.

Несмотря на то, что противоречия так и не были устранены, Глава района распорядился передать участок в аренду. Данное нарушение закона согласно ст.

12 ГК РФ является основанием признания судом недействительным ненормативного акта, недопустимым его использования как правового основания для определения прав  и обязанности  спорящих лиц.

Соответственно, такой акт не мог быть  основанием для передачи в аренду земельного участка, а договор аренды, как предусмотрено в п. 3 ст. 607 ГК РФ является в таком случае  не заключенным. Это  по показателю отсутствия индивидуальных признаков объекта.

А поскольку для заключения договора в данном случае требовалось наличие законного распоряжения Главы района, а его  не было (законного), то договор заключен с нарушением закона и, согласно ст. 168 ГК РФ является ничтожной сделкой.

Очевидно, что такой договор не позволял Журкину владеть и пользоваться участком государственной земли в силу обязательственного права, исключал возможности строить объекты, а в случае строительства, – считать их законным регистрировать право.

Данные обстоятельства имеют правовое  значение и подлежат оценке судом при разрешении спора  по заявленному иску в виду правовой  связи с предметом иска.

Оценки нет и это является столь грубым нарушением закона, которое должно влечь безусловную отмену решения суда.

1.3. Выкуп земельного участка произведен в порядке, как для  лица, имеющего на участке объект недвижимости — гараж.

При отсутствии гаража выкуп не мог быть произведен в порядке предусмотренном Положением о приобретении в собственность земельных участков собственниками объектов недвижимости на территории Азовского района, утвержденного решением Азовского районного собрания депутатов от 22.06.06 г. № 80 с последующим изменением.

На данном участке Журкина никогда не было капитального строения, т. е. объекта недвижимости в виде гаража либо иного подобного.

С подсказки районных чиновников, до чего сам Журкин никогда не додумался бы, он идет на подделку документов, которые бы подтверждали наличие гаража на участке с тем, чтобы получить право на его приватизацию без аукциона в противном случае  по закону продажа участка должна была быть проведена в порядке торгов в форме аукциона, с иной ценой продажи чем 242 р. 69 к.!!! (л.д.72). Что подделывает Журкин?

В свидетельстве о госрегистрации права на гараж (л.54) сказано, что Журкин представил декларацию об объекте недвижимости имущества от 04.09.09г. Вот первый подделанный Журкиным документ.

Гаража нет и не было, но это не препятствует депутату местного представительного  органа власти пуститься во все тяжкие и подписать документ о несуществующем гараже.

Это сделано в расчете , что никто из чиновников района не выполнит закон, не выйдет на местность, на участок для проверки факта о наличии гаража. Так и произошло, потому, как все заранее было оговорено где надо и как надо.

Никто проверить декларацию Журкина  на предмет достоверности не удосужился. Несовершенство нормативного механизма госрегистрации прав, позволяет недобросовестным чиновникам обделывать свои мелкие подлости по отношению к земле, воде — народному достоянию, закону, авторитету власти, народу … Им на все наплевать!

Кто однажды ступил на тропу подлога будет иметь большие сложности сойти с нее. Журкин составил незаконную декларацию не в качестве игрушек.

Двадцатого сентября 09 года Журкин сдает документы на госрегистрацию права собственности на гараж с декларацией и уже 26.09.09 года получает свидетельство о госрегистрации права (т.1 л.д 54). А гаража в действительности нет и не было. Вот так,  уважаемый суд, могут регистрироваться у нас права не недвижимость!

1.4. О доказательствах отсутствия гаража.

1.4.1. В суде  Журкин показал, что: «построил гараж в 2008 году, а в сентябре либо октябре 2009 года снес гараж после подтопления от сильной низовки» (см. протокол судебного заседания л.д. 192, повтор на л.д.193). Теперь читаем его пояснения в отзыве на иск на листе 32: «…Распашку земельного участка я не произвожу… птицу…

не содержу, никакого строительства объектов на участке не веду…» Противоречие? Да! Требует устранения? Да! Устранено? Нет! Суд не имел права  постановлять решение от имени государства без устранения данного противоречия.

Он его не только не устранил, но и не пытался этого сделать ! Это нельзя назвать иначе, чем дискредитация судебной власти.

Однако, на этом не заканчиваются доказательства, прямые, отсутствия на участке гаража, всегда, поскольку он никогда и не возводился.

1.4.2. В свидетельстве о праве  собственности записано, что на участке имеется гараж общей площадью 30 кв. м (л.д.54) смотрим, что Журкин показывает суду в заседании 21.06.12.г.: «Размер гаража был … 5х4 метра» (л.д.192).

Может ли гараж 4х5 иметь площадь 30 кв.м.? Вопрос не требует ответа, поскольку он в ином.

Мог ли Журкин забыть о размере его гаража в том случае, если таковой объект когда-нибудь действительно был возведен на его участке? Нет! Не мог бы, поскольку это такие показатели которые мужику-хозяйственнику врезаются в память на всю жизнь и вплоть до  сантиметров.

А тут Журкин промахивается вдруг на целых 10! квадратных метров! Объяснить такое противоречие можно только одним обстоятельством, – Журкин никогда не возводил гаража на спорном земельном участке. А несоответствие его показаний данным из его же документов объясняется исключительно ложью его заявления, что на участке был гараж.

1.4.З. Продолжаем рассмотрение доказательств в деле о наличии гаража.

– Очевидец Андрющенко О.В. В письменных пояснениях в суд (л.д.206а) указал, что: «Иных строений в виде сараев, гаражей и т. п. на участке никогда не возводилось, не было».

– В письменном пояснении очевидца Дзябенко М.В. (л.д.205) указано: «Кроме того, я ответственно утверждаю, что на участке земли, насыпанном Журкиным никогда не возводилось  никаких иных строений — сарая, гаража и т. п., кроме деревянного туалета, который Журкин убрал летом 2011 года».

– На листе дела 193а свидетель Пустовойт Д.В. показал, что на участке Журкина кроме туалета и рыбацкого домика (20х10, стоит и сейчас на соседнем участке) строений не было, гаража не было.

– Свидетель (со стороны) Журкина гр-н  Тонконоженко показал: «Я на участке Журкина не видал строений, там стоит дом (и сейчас 10х20 на соседнем участке) и все, гаража на участке Журкина я не видел (л.192).

– Свидетель Корокотов показал: «Иных строений на участке я не видел. Кроме кирпичного здания и туалета  Журкин ничего не строил» (л.231)

– Свидетель Хоренков Б.Н. показал, что когда строения на участке Журкина не было вода от дороги находился на расстоянии10-15 метров, участок Журкин засыпал лет 5 назад, он же вырыл котлован в реке, руководил нанятым работником, гаража на участке не было.

– Завершающим доказательством, уличающим ложность утверждения Журкина о строительстве гаража в 2008 г. и его разборке в сентябре-октябре 2009 г.

является  спутниковая фотография, изготовленная в июне 2009 г.

На данной фотографии видно изображение спорного и соседних участков земли, строения принадлежащего Журкину на его  соседнем участке  и отсутствия каких-либо строений на спорном земельном участке.

Таким образом, приведенная  совокупность названных доказательств достоверно подтверждает, что на спорном участке Журкина  никогда не было никаких строений, что Журкин желая незаконно выкупить данный участок подделал декларацию о гараже и другие документы с целью  получения права на его приватизацию.

Государственная регистрация права на отсутствующий объект недвижимости представляет собой грубейшее нарушение норм гражданского законодательства о госрегистрации прав на недвижимость и сделок с ним, попирает основы правопорядка и нравственности, преврашает правовые нормы, регулирующие данные отношения, в средство произвола, правового бандитизма, что не может не учитываться при разрешении судами споров.

В соответствии со ст.12 ГК РФ выполняется в т.ч. и таким способом, как неприменение судом акта госоргана либо муниципального, на котором  сторона основывает свои требования либо возражения.

Правовой вывод из данных обстоятельств может быть только один: местная власть незаконно продала Журкину участок земли, как владельцу объекта недвижимости – гаража.

Источник: https://galitskiy1960.livejournal.com/7609.html

Товарищ адвокат, мы это уже читали!

Прения в апелляционной инстанции по гражданскому делу

11 октября 2017 г.

О стремлении судей апелляционной инстанции ограничить по времени выступление защитника в прениях

Уметь слушать – единственный способ узнать то, чего вы не знаете, навык,
который укажет путь к принятию правильных решений и выдвижению лучших идей.

Бернард Феррари

В апелляционных судах при рассмотрении уголовных дел получила распространение негативная практика прерывания защитника при выступлениях в прениях. Рассмотрение дел превратилось в скорый конвейер с почти всегда определенным результатом. С детства нам совсем не хотелось посещать зубного врача, поскольку советские стоматологические поликлиники были оборудованы допотопной медицинской техникой, а редко применяемые в то время обезболивающие средства от боли вовсе не избавляли. Лечение зуба превращалось в физическую пытку, но иного выхода ни у кого не было, приходилось мужественно и стойко терпеть. Сегодня при посещении суда апелляционной инстанции по уголовному делу испытываешь схожие ощущения. Правда, с физическими пытками тут, к счастью, не сталкиваешься, а вот со страданиями психологическими – достаточно часто. Какие типичные проблемы преследуют адвокатов в апелляции? При подготовке к выступлению в суде апелляционной инстанции, зная установленные искусственные временные ограничения, максимально сокращаешь свою речь. Однако и после этого избежать дальнейшего принудительного словесного секвестра не удается. Следует иметь в виду, что в государственных учреждениях приняты различные регламенты, ограничивающие возможности и продолжительность выступлений спикеров. Так, в ряде парламентов, в том числе и в России, установлен такой прием, как «гильотина», т.е. установление точного времени, отведенного на обсуждение, после чего выступление прекращается независимо от того, успел ли оратор или нет. В Сенате США, где ранее не было формальных ограничений для выступлений сенаторов, некоторые из них прибегали к «флибустьерству». Чтобы провалить не угодный им законопроект, они выступали с многочасовыми речами, в результате чего палата не успевала его принять. Недовольство такой практикой привело к тому, что «флибустьерство» было ограничено временными рамками.

В отечественных апелляционных судах можно часто слышать: «Товарищ адвокат, не нужно повторять то, что вы написали в своей апелляционной жалобе, мы это уже читали»!

Или: «Говорите только о том, чего нет в вашей апелляционной жалобе»!

Как реагировать адвокату на такие властные указания? Не стоит лишний раз говорить, что такие вмешательства в заранее подготовленную речь дезорганизуют как самого выступающего, так и его выступление. Резко разрывается логическая связь между предложениями и, самое главное, возникает неприятное ощущение, что слушать твои доводы никто не намерен. После таких выпадов неконфликтные адвокаты прерывают свое выступление и начинают на ходу перестраивать свою речь, пытаясь за пару секунд определить, какие аргументы убрать, а какие оставить, чтобы умиротворить скорого председательствующего. Это бывает очень сложно сделать, когда все доводы представляются важными. В результате эффективность речи в прениях резко падает. Принципиальные адвокаты возражают против действий председательствующего и продолжают свое выступление. На чем может быть основана такая позиция? УПК РФ не содержит никаких временных ограничений на выступление в судебных прениях, как и при заявлении ходатайств.

Часть 5 ст. 292 УПК РФ сформулирована достаточно четко и лаконично: «Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми».

Иными словами, процессуальный закон позволяет говорить защитнику (а равно иному участнику процесса) ровно столько, сколько он пожелает, но только по существу данного уголовного дела. Если же адвокат, например, защищая своего доверителя по ст. 282 УК РФ, предусматривающей ответственность за действия, направленные на унижение достоинства человека по признакам отношения к религии, начнет полностью цитировать Священное Писание, то у суда есть бесспорное право остановить такого оратора. Таким образом, судья всегда вправе пресечь «флибустьерство» и не допустить очевидного для всех злоупотребления правом. Гораздо хуже, когда тенденциозный судья пытается остановить выступающего защитника под надуманным предлогом того, что он говорит не по существу. В моей практике были случаи, когда председательствующий (не с участием присяжных заседателей) останавливал адвоката, жалующегося на пытки в отношении его подзащитного, и предлагал обратиться не к нему, а в следственные органы.

Выступление защитника в прениях в суде апелляционной инстанции, так же, как и в суде первой инстанции, не может быть ограничено по времени, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ: «Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

При этом ст. 389.13 УПК РФ, регулирующая порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также ч. 9 этой статьи, предусматривающая прения сторон, не позволяют суду останавливать защитника в прениях, если он касается обстоятельств, ранее указанных им в апелляционной жалобе. Когда защитник устно повторяет то, о чем он написал в своей апелляционной жалобе, тем самым ее содержание доводится до сведения других судей Судебной коллегии, которые чаще всего материалов дела не знают, полагаясь на докладчика. Бывает, что и сам судья-докладчик с апелляционной жалобой заранее не знакомился, а нередко случается, что он прочитал саму жалобу, но ее смысла не понял, а мог бы уяснить его только после выслушивания выступления защитника. Судьи апелляционных инстанций используют испытанный в прежней кассации метод ускорения выступлений не от хорошей жизни. Когда в коридоре перед залом судебного заседания выстроилась вереница из адвокатов, которых необходимо выслушать и принять решения в установленные жесткие сроки, так и хочется включить повышенную скорость рассмотрения. Тем более, когда нет намерения изменять или отменять вынесенный судебный акт. Не случайно, что Верховным Судом РФ в этом году внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается в суде апелляционной инстанции исключить исследование доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, и проведение по его результатам прений сторон. Статьей 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому. Вместе с тем загруженность апелляционных судов не может явиться достаточной причиной для нарушения закона и ограничения прав участников судебного разбирательства. Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 19 июля 2011 г. № 17-П указал, что процессуальная экономия как таковая – не самоцель, что она предназначена дать основу быстрому и эффективному разрешению дел, но не допускает снижения уровня процессуальных гарантий. Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме этого, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» предписывает судьям при исполнении полномочий по отправлению правосудия соблюдать культуру поведения в процессе, не допускать резкого или грубого обращения судьи с участниками процесса, судье следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании (п. 10). Там же предписано обратить внимание судей на необходимость соблюдения установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса (п. 11). Очевидно, что прерывание защитника при исполнении им своих процессуальных обязанностей, когда суд не вправе ограничивать продолжительность выступлений в прениях, нарушает предписания Пленума ВС РФ. Когда создавались апелляционные суды взамен кассационных, практикующие адвокаты особенным оптимизмом не пылали, понимая, что происходит лишь тривиальная смена названия. В диалектике формы и содержания мы получили как раз тот случай, когда форма на содержание никак не влияет, поскольку само содержание как совокупность сущностных признаков остается стабильным и меняться упорно не желает. Выглядит парадоксальным, но тем не менее остается фактом, что процессуальные особенности в рассмотрении уголовных дел нынешней апелляцией в сравнении с бывшей кассацией были нивелированы правоприменительной практикой. К сожалению, суд второй инстанции, как бы он ни назывался, стремится оставить в силе судебный акт, вынесенный нижестоящим судом, подтвердив тем самым пресловутую стабильность вынесенных судебных решений. Задача исправления судебных ошибок и восстановления нарушенных прав в заданной системе координат отходит лишь на второй план.

В таких условиях реплики председательствующего «Товарищ адвокат, мы это уже читали!», скорее всего, и в будущем продолжат звучать как хронический симптом торопливого правосудия.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/tovarishch-advokat-my-eto-uzhe-chitali/

Статья 327 ГПК РФ. Порядок рассмотрения дела судом апелляционной инстанции

Прения в апелляционной инстанции по гражданскому делу

1. Суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке.

Суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

Лица, участвующие в деле, их представители, а также свидетели, эксперты, специалисты, переводчики допускаются к участию в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1 настоящего Кодекса.

Дела в судах апелляционной инстанции, за исключением районных судов, рассматриваются коллегиально.

2.

Заседание суда апелляционной инстанции открывает судья-председательствующий, который объявляет, какое рассматривается дело, по чьим апелляционным жалобе, представлению оно подлежит рассмотрению и на решение какого суда поданы эти жалоба, представление, выясняет, кто из лиц, участвующих в деле, их представителей явился, устанавливает личность явившихся, проверяет полномочия должностных лиц, их представителей и разъясняет лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности.

Рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции коллегиально начинается с доклада судьи-председательствующего или одного из судей.

Судья-докладчик излагает обстоятельства дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы апелляционных жалобы, представления и поступивших относительно них возражений, содержание представленных в суд новых доказательств, а также сообщает иные данные, которые суду необходимо рассмотреть для проверки решения суда первой инстанции.

3. После доклада суд апелляционной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей. Первым выступает лицо, подавшее апелляционную жалобу, или его представитель либо прокурор, если им принесено апелляционное представление. В случае обжалования решения суда обеими сторонами первым выступает истец.

После объяснений лица, подавшего апелляционную жалобу, или прокурора, если им принесено апелляционное представление, и других лиц, участвующих в деле, их представителей суд апелляционной инстанции при наличии соответствующих ходатайств оглашает имеющиеся в деле доказательства, после чего переходит к исследованию новых принятых судом доказательств.

4. По окончании выяснения обстоятельств дела и исследования доказательств суд апелляционной инстанции предоставляет лицам, участвующим в деле, возможность выступить в судебных прениях в той же последовательности, в какой они давали объяснения.

5. В ходе каждого судебного заседания суда апелляционной инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется протокол по правилам, предусмотренным главой 21 настоящего Кодекса.

6. В суде апелляционной инстанции не применяются правила о соединении и разъединении нескольких исковых требований, об изменении предмета или основания иска, об изменении размера исковых требований, о предъявлении встречного иска, о замене ненадлежащего ответчика, о привлечении к участию в деле третьих лиц.

1. Строгое выполнение требований закона, регламентирующего порядок рассмотрения жалоб по судебным делам, является важным средством укрепления законности.

2.

По смыслу комментируемой статьи районному суду следует извещать о дне рассмотрения дела в апелляционной инстанции не только лиц, подавших жалобу (представление), но и всех других лиц, участвующих в деле.

3. О дне рассмотрения дела в апелляционной инстанции лицам, участвующим в деле, направляется извещение.

4. Несоблюдение требования об извещении лиц, участвующих в деле, о дне слушания дела влечет отложение судебного заседания. Рекомендуется не позднее чем за трое суток до начала судебного заседания в суде вывешивать объявление о времени рассмотрения дела.

5. Неизвещение лица, участвующего в деле, – основание отмены решения суда апелляционной инстанции .

——————————–

По аналогии с кассационным производством. См.: Постановление Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики от 24 ноября 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 6. С. 14 – 15.

6. В данной статье закреплены две основные черты апелляционного производства – проверка законности и обоснованности решения (определения) и ревизионное начало апелляционного производства.

7. Во-первых, апелляционная инстанция, с одной стороны, должна проверить не только законность решения (определения) мирового судьи, то есть соблюдение при производстве по делу норм гражданского процессуального и гражданского (семейного, трудового, земельного и т.п.

) права, но и его обоснованность, то есть соответствие выводов мирового судьи, изложенных в решении (определении), фактическим обстоятельствам дела и наличие доказательств, подтверждающих выводы суда первой инстанции.

С другой стороны, проверка решения (определения) в апелляционном порядке может не ограничиваться всего-навсего пределами апелляционной жалобы (представления). Рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции.

Поэтому исследованию подлежат все части и составляющие гражданского дела. Более того, судья районного суда вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства по делу.

8. То обстоятельство, что рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции, означает – апелляционная инстанция не связана доводами апелляционной жалобы или представления.

В интересах законности она в состоянии проверить все дело в полном объеме в отношении всех ответчиков (третьих лиц), в том числе и тех, которые жалоб не подавали и в отношении которых не принесены апелляционное представление либо жалоба истца.

9. Необходимо внимательно и вдумчиво относиться к апелляционным жалобам и представлениям. Содержащиеся в них доводы должны быть тщательно изучены, проанализированы и сопоставлены с имеющимися доказательствами, с тем, чтобы указанные доводы не остались без ответа в апелляционном решении (определении).

10.

При рассмотрении дел в апелляционном порядке районные суды должны выяснять: полно ли мировой судья исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела; доказаны ли обстоятельства, которые мировой судья признал установленными; соответствуют ли изложенные в решении выводы мирового судьи обстоятельствам дела, не нарушены ли нормы материального или процессуального права; правильно ли эти нормы применены.

11. См. также комментарии к ст. 328, 361 ГПК РФ.

Источник: https://zknrf.ru/gpk-rf/Razdel-III/Glava-39/Statya-327/

Юрист Макаров
Добавить комментарий